Косогоры да поляны,

Запах терпкий, полыняный,

Деревушки, дым из печек,

Что стоит на берегу,

И стога в лугах, как свечки, –

В моей памяти живут.

Даже заросли бурьяна,

Плес на речке, безымянный,

С детства в сердце берегу.

На плетне сидит ворона,

Стайкой куры у загона,

Лай собак. Босые пятки

На проталинах весны.

И рубашка вся в заплатках,

И заплатные штаны.

Окрик взрослых для порядка,

И до ночи игры в прятки —

Так росли когда-то мы.

Три семьи в одной избушке,

А зимой еще телушка,

Ей любуемся с полатей

(Там хватало места всем:

Милюзговым сестрам, братьям –

Умещались без проблем).

Хлеба черного горбушка,

Из душицы чай по кружкам –

Рады были мы и тем.

В тех годах неизгладимых

Нет, не паиньки росли мы,

Без слащавой жили неги.

Да, дрались по мелочам,

Каюсь, делали набеги

На арбузы по ночам.

Были сдержанно любимы

И обидами ранимы,

Исцеляясь без врача.

Повзрослели, разлетелись.

Постарели, поседели.

К сожалению большому,

Стали мы совсем другие.

И жилье для нас — не дом уж,

А большущая квартира,

Где диваны и постели

С модой, чтобы на пределе,

Непременно дорогие.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here