Надежда САПРОНОВА: Поездка в горы и другие приключения

215

Догнали горы и накрыли.

Позволят рассказать они, чем полнится душа, иль разорвут на части?

Пью «Эрчим».

Пытаюсь греться камушками с берегов Катуни, перебирая.

Оленным камнем замер мир внутри.

Все тихо. Полно. Заперто. Сокрыто.

 

Отрывками, фрагментами,

Чике — Таманом, снов Ловцом.

Стремительной Кадын и изумрудным Яломаном.

Пареньем ястреба над быстрою рекой.

И отраженьем гор в прозрачном Чулышмане.

 

Изгиб Кату — Ярыка. Изумруд озер.

И жизни эликсир, скрывающий отроги.

Целебный воздух, желтая луна.

А ты — песчинка на краю Вселенной.

Нем от восторга, счастлив до краев.

И карта памяти заполнена до дна.

Карта памяти: файл 1

Подготовка к поездке в горы началась загодя. Планировали маршрут, что и сколько с собой брать, волновались из-за погоды. И вот, рано утром, 13 июля мы с нашими гостями из Новосибирска на двух машинах двинулись в путь. Утро, под пролетавшие мимо сельские пейзажи, быстро набирало обороты. Вот уже Бабырган в маске из белёсых туч, Платовский мост через спокойную, величавую Катунь и Чуйский тракт.

До Маймы подать рукой, по обе стороны есть на что полюбоваться, но водителям некогда – большой поток машин, знаки, ограничивающие скорость, камеры, которые «подарят» вам ваше фото, едва вы забудетесь или заглядитесь на природу и немного лишнего нажмёте на акселератор.

Через 70 километров первая остановка – посёлок Карлушка, где к нашим экипажам присоединяется третий – из Горно-Алтайска.

На часах – без десяти восемь, сейчас откроется столовая, где мы купим несколько булок свежайшего, ещё горячего хлеба, и наш кортеж направится по вожделённому маршруту – в горы!

Весь первый день погода нам «шептала»: «Не стоит благодарности, наслаждайтесь, любуйтесь, радуйтесь!» До Акташа дорога неблизкая, ехали с остановками: подышали воздухом Семинского перевала, прогулялись до старого тракта на Чике-Тамане. И вновь вперед – мимо Кордона или стоянки Кур-Кечу, где находится Ильгуменский порог, который так любят экстремалы водного спорта; мимо туристической стоянки на Большом Яломане; мимо Катунских речных террас.

Вот слева показался бом Бичикту-Кая и, проехав ещё немного, мы останавливаемся и идем смотреть, как встречаются две горных реки – Чуя и Катунь. Полюбовавшись окрестными видами, пофотографировав, едем дальше. На каком-то километре, увидев две крытых беседки на берегу реки и несколько домиков, свернули пообедать. Пока утоляли голод, разминали ноги, дети носились за кузнечиками, которых вокруг видимо-невидимо.

Чуйский тракт бежит все дальше и дальше.  Туда, где начинаются  Лунные горы, где много камня, сусликов, овец, «совещающихся» голова к голове о чём-то своём прямо посредине дороги. Туда, где мало растительности, людей и заправок.

На одной из предпоследних, в Акташе, где-то в полчетвёртого мы заправились, чтобы сделать ещё один рывок – вверх и дальше, к месту первой ночёвки – у неведомого Михалыча. Связи там нет, брони на домик тоже нет. Едем.

В горах темнеет рано, все уже устали и проголодались, поэтому, сделав несколько фотографий у Красных ворот и у реки Чибитка, наша кавалькада устремилась дальше.

Асфальт быстро закончился. Долго тряслись по гравийке вдоль длинного и пустынного Мёртвого озера. Наши рыбаки по рации обсуждали поимку в нём щуки или хариуса. Решили, что найдут другие рыбные места. Так оно и вышло, позже.

По извилистой, красиво-опасной дороге: с одной стороны – скалы, с другой – узкая, но бурная река – мы ехали всё дальше и дальше, с нетерпением вглядываясь в даль: «Ну, где же эта база? Когда же она появится?»

Наконец-то добрались. Вот она — «Застава» у Михалыча. От Акташа километров 18, слева – озеро, справа – домики, флагшток с поднятым флагом, много старой авто-мото техники, установленной на огромных камнях. Встречает нас стадо коз, древний «Запорожец» с танковой башней на крыше и две любезные девушки, которые сообщают, что хозяин базы в отъезде, но скоро будет. Ждем.

База, как и её хозяин – бывший прапорщик Советской Армии Валентин Михайлович – своеобразная, известна многим путешествующим в этом направлении. Постояльцев много, подъезжают ещё машины, и мы, посовещавшись, решаем остаться. С нами четверо детей, время – около пяти вечера, со стороны Улаганского перевала идут чёрные тучи, и нет гарантии, что мы найдём другое свободное место для 13 человек, если поедем ещё дальше.

Аил, в который мы заселились, расположен на берегу ещё одного озера. Наши рыбаки поймали-таки в нём щук на уху: одну – вечером и ещё одну –  утром. Рядом с аилом лежат дрова, брошен топор. Внутри пять спальных мест, большая печь каминного типа. Мы принесли свои сухие дрова, с трудом растопили, от печки пошло тепло, и бывшее до этого не очень приглядным сырое и холодное помещение потеплело, похорошело, да и на душе сразу стало веселее.

Палатки и привезённый из дома шатёр ставили уже под дождём. Суетились, затаскивали в сени дрова для печи, устанавливали мангал, стол, варили макароны по-флотски с тушенкой, наливали чай с печенюшками и что погорячее… В общем, жизнь удалась!

Кстати, аил позже вместил в себя ещё четверых. Они спали на надувных матрасах – с комфортом и в тепле.

Утром, после того, как ушёл туман, открылись великолепные виды на заснеженные горные хребты, с прилёгшими на них облаками, которые понемногу разошлись, и появившееся солнышко согрело землю и душу. На улице свежо и прохладно, где-то градусов 15. Попрощавшись с хозяином, едем дальше, к заветной цели нашего путешествия – перевалу, вернее, серпантину Кату-Ярык и Чулышманской долине.

Карта памяти: файл 2

Проехав ещё несколько озёр и турбаз, как-то немного неожиданно и без напряга въезжаем на пик Улаганского перевала. Видами он, как и Семинский, не удивляет. Здесь прохладно, ветрено и как-то торжественно. На ветвях деревьев трепещут белые ленточки – дья-ламы. По извилистой, гравийной дороге начинаем спуск, направляясь к большому горному селу Улаган. В нём мы докупим необходимое, по сотовому успокоим родных и близких, что с нами всё в полном порядке, и покатим дальше.

Вокруг – великолепные, суровые места. Улаганские усадьбы нас, жителей плодородной равнины, удивили отсутствием овощных посадок и хаотичным расположением домов: где нет камней, там и дом с оградой.

Дорога всё та же – гребёнчатая гравийка, по которой особо не разгонишься. Приближается село Балыктуюль (Рыбный омут), в котором, повернув направо, мимо широко известных Пазырыкских курганов мы продолжаем ехать вперёд – к Чулышманской долине.

Дорожная тряска ни капельки не отвлекает от созерцания горных пейзажей, то и дело доносятся возгласы: «Ух, ты, посмотрите!» и щёлканье затворов фотоаппаратов. Местами немного страшновато. На одном из поворотов где-то далеко внизу мелькает тёмно-изумрудное озеро, а впереди, между деревьями, видны два пика с островками не растаявшего снега. Ещё немного, ещё чуть-чуть… и мы выезжаем на смотровую площадку, откуда начинается спуск в долину реки Чулышман.

Вокруг такая красота, что хочется усесться на камушек и созерцать, созерцать, созерцать, не забывая, однако, хоть иногда при этом делать вдохи и выдохи!

Где-то минут 20-25 спускаемся по головокружительному серпантину вниз. И страшно, и восхитительно, и поджилки трясутся! Одним словом, очаровательная жуть!

Уф, наконец-то мы внизу, у турбазы «Кату-Ярык». Отсюда отлично видно одноимённый водопад, известный ещё под названием Карасу, один из многих водопадов этого ущелья.

Полюбовавшись, отдышавшись, мы едем дальше по дороге вдоль Чулышмана, к месту нашей второй стоянки – кемпингу «Каменные грибы», где мы планируем провести два дня и две ночи, и посетить местные достопримечательности, на которые хватит времени и сил.

Карта памяти: файл 3

Сразу скажу: водопад Учар, до которого от базы 11 километров, мы оставили на следующий раз. А вот Каменные грибы в урочище Ак-Корум просто притягивали нас к себе. Мы, хорошенько рассмотрев их издалека во время завтрака, отправились ввосьмером к ним поближе.

Через быстрый, бурливый Чулышман нас двумя группами переправили на противоположный берег на моторной лодке. А дальше, мимо прозрачной речушки, по тропинке, петляющей между белых камней и глыб (Ак-Корум переводится как Белая осыпь) всё выше и выше к редкому чуду природы. Тропа – крута, подъем – опасен, «грибы» выглядят сюрреалистично, а от взгляда на простирающуюся внизу долину перехватывает дух. Окутанная голубоватой дымкой, она величественна и нежна, как волшебная картина, нарисованная самим Создателем.

Несколько часов пролетели незаметно. И вот мы, уставшие, безумно довольные и навпечатлявшиеся, возвращаемся в лагерь, где кое-кому придётся стирать и зашивать порванные при спуске на «пятой точке» шорты.

День жаркий, оставшиеся на базе искупались в холодном Чулышмане. Ближе к вечеру желающие успели прогуляться через долину к ещё одному водопаду, скрытому среди скал и деревьев. Издалека каменистые склоны выглядят бархатисто-зелёными. Вблизи же оказалось, что они покрыты каким-то колючим кустарником, у корней которого растёт вкуснейшая клубника.

Карта памяти: файл 4

Как же жаль покидать этот чарующий оазис безмятежности и спокойствия, но… дела, работа. И вот мы уже вновь у серпантина, который снизу совсем не выглядит таким опасным и впечатляющим.

Подъём прошёл практически без заминок. Наверху, ещё раз полюбовавшись на раскинувшееся в обе стороны грандиозное ущелье, сфотографировав цветы, примостившиеся на самом краю скалы, слепок чьих-то рук, оставленный здесь ровно одиннадцать лет назад – 16.07.08 г. – мы, взгрустнув, отправляемся в обратный путь.

Дорога лежит мимо Улаганских озёр, где нашим рыбакам ещё раз попытать удачу в рыбной ловле мешает сильный ветер и высокие волны. Пасмурно и холодно. Акташ встречает нас дождём. И пока мы, оставшиеся, устраиваемся на ночёвку на очередной турбазе, одна из наших машин уже едет по направлению к дому – экипажу завтра на работу.

Мы же, наскоро перекусив, идём в очередной раз полюбоваться на Гейзерное озеро. До него метров 200. Низкое солнце, выглянув из-за туч, освещает высокую горную гряду, спешащие по тракту машины, медленно бредущих лошадей со сгорбившимися всадниками и яркие, нежно-фиолетовые кустики чабреца, несколько былинок которого мы сорвали в чай.

Медитировать под журчание ручьёв, впадающих в озеро, вглядываясь в медленно расползающиеся круги и загогулины из голубой глины, можно бесконечно.

Смеркается, и мы возвращаемся к домику. Пьём на веранде чай с чабрецом, слушаем стрёкот цикад, ужинаем и делимся впечатлениями. Пора спать. Завтра мы полюбуемся на заснеженные вершины Северо-Чуйского хребта, проехав от Акташа в сторону Монголии несколько километров, и отправимся в обратный путь, домой.

Карта памяти: файл 5

На следующий день выезжаем довольно-таки рано, чтобы побывать ещё на двух водопадах: Чибитском (Малый Улар) и Большом Уларском. Они находятся далеко от трассы, за Чуей. Из-за малодоступности о них почти ничего не известно. Но они прекрасны!

Акташ остался позади. Дорога бежит вперёд и вниз. Мы возвращаемся. В сердце закрадывается грусть, а всё существо, как губка, впитывает в себя великолепие окружающего мира: солнце, небо, крутые горы и бушующую внизу реку.

Карта памяти: файл 6

Ещё одна ночёвка у слияния двух горных рек. Тёплое, тихое место с мерным шумом молочно-зелёной Катуни и шелестом прозрачно-изумрудного Яломана. Из-под камней бьют родники с хрустальной ледяной водой. По берегу бродят с удочками рыбаки в надежде на улов. Бегают упитанные суслики. Похоже, они совсем не боятся людей. Вот один прошмыгнул мимо с большим куском белого хлеба. Наверное, воспользовался чьими-нибудь припасами.

Утром следующего, шестого дня нашего путешествия, мы, так и не дождавшись отплытия ночевавших рядом с нами рафтингистов, отправляемся дальше.

Километры дороги ведут свой обратный отсчёт: Чике-Таман, Онгудай, Шебалино, вот уже и Барангол, от которого рукой подать до Горно-Алтайска и Маймы. Ещё одна машина, распрощавшись, уходит вправо, в Горный.

А мы, вынырнув из-под очередного дождя, вновь видим спокойную, равнинную Катунь, глядя на которую даже не верится, что она может так яриться, биться с рёвом и шумом о камни, будто пытаясь расколоть их на мелкие части.

Ближе к вечеру мы добрались до дома. Завтра мы проводим наших гостей домой, а сегодня – баня, застолье, задушевные разговоры и воспоминания о поездке, которые отрывками, фрагментами, звуками и запахами заполнили карту памяти до дна. Они ждут своего часа.

Он наступит, и тогда перед мысленным взором вновь поплывут: Кату-Ярык, зефирная пена Чулышмана, очертания гор, громада камня, бешено бурлящая на перекатах река. И всё это будет вспоминаться, томить и снова звать в дорогу – в горы.

 

Надежда САПРОНОВА ,июль 2019 года. Фото автора

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here